Любовь должна быть с кулаками. Немного про окситоцин

То, что окситоцин — гормон любви, чрезвычайно важный и в родах, и при кормлении грудью, знают, наверное, все. Он отвечает за схватки, за выведение молока из груди, его уровень в крови повышается от объятий, позитивных эмоций, во время сосания малышом груди, он успокаивает, снижает давление, повышает доверие к окружающим, улучшает узнавание лиц, способствует бондингу.
Но у него есть и другие, иногда неожиданные поведенческие эффекты.
Про то, что окситоцин увеличивает агрессию у кормящих матерей, от хомячков и до более крупных животных, известно давно (2). Потомство ж надо не только вскормить, но и защитить.  В частности, благодаря ему, прекрасному «гормону любви», плохая идея брать на руки встреченного в лесу маленького пушистого медвежонка. Два в одном, природа экономна.
Про эту здоровую окситоциновую агрессию мое любимое исследование — Hahn-Holbrook, Jennifer et al. “Maternal Defense: Breast Feeding Increases Aggression by Reducing Stress.” Psychological Science 22.10 (2011): 1288–1295.
Оно про то, как кормящим матерям, матерям, кормящим смесью и бездетным женщинам предлагали играть в компьютерную игру с соперником (ассистентом исследователей), который вел себя грубо и нахально. Если женщина выигрывала, она могла нажать специальную кнопку, чтоб дополнительно «наказать» уже порядком доставшего её оппонента неприятным звуком.
Оказалось, что кормящие женщины были не только самые агрессивные, но и у них при этом было более низкое артериальное давление. Т.е. они были злее и спокойнее, когда на них нападали. Ведь окситоцин еще и тревожность снижает, поэтому плохо себя вести можно с меньшими угрызениями совести. Прицел  не сбивается.

А введение испытуемым окситоцина интраназально — так, чтоб попал в мозг, — увеличивает не только доверие к окружающим, но и зависть, и такое прекрасное чувство, для которого у немцев есть специальный термин schadenfreude. Злорадство, та тайная радость, когда у соседа корова сдохла (1).
Окситоцин увеличивает теплые отношения между членами группы, но по отношению к другим группам — нет, там любви не добавляется (4). У животных он еще и территориальное поведение обуславливает. У людей окситоцин увеличивает желание защищать членов своей группы, даже совершая аморальные поступки. С ним, например, проще соврать, чтоб помочь «своему» или своей группе (при этом готовность врать, чтобы что-то поиметь лично для себя, он не увеличивает!).(3)
В статье про увеличение этноцентризма (5) так и предполагают, что в возникновении межгрупповых конфликтов этот прекрасный гормон тоже немножко участвует.
Так что вот, не такой он беззубый и всехбезразборалюбящий, этот гормон-обнимашка.

Он помогает не только любить, но и защищать тех, кого любишь

  1. Shamay-Tsoory SG, Fischer M, Dvash J, Harari H, Perach-Bloom N, Levkovitz Y (Nov 2009). «Intranasal administration of oxytocin increases envy and schadenfreude (gloating)». Biological Psychiatry 66 (9): 864–70.
  2. FERRIS, C. F., FOOTE, K. B., MELTSER, H. M., PLENBY, M. G., SMITH, K. L. and INSEL, T. R. (1992), Oxytocin in the Amygdala Facilitates Maternal Aggression. Annals of the New York Academy of Sciences, 652: 456–457.
  3. Shalvi, Shaul, and Carsten K. W. De Dreu. “Oxytocin Promotes Group-Serving Dishonesty.” Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America 111.15 (2014): 5503–5507.
  4. De Dreu, Carsten K.W. et al.Oxytocin Conditions Intergroup Relations Through Upregulated In-Group Empathy, Cooperation, Conformity, and Defense Biological Psychiatry , Volume 79 , Issue 3 , 165 — 173
  5. De Dreu CK, Greer LL, Van Kleef GA, Shalvi S, Handgraaf MJ (Jan 2011). «Oxytocin promotes human ethnocentrism». Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America 108 (4): 1262–6
image_pdfimage_print

Leave a Reply